BIRINCHI BO'L!

Eng muhim yangiliklardan birinchi xabardor bo'ling!

Obuna bo'lish
×

Президент о Мусе Ерниязове: «Я очень доверял ему, и душа была спокойна за Каракалпакстан»

Глава государства посетил могилу председателя Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан.

Президент Шавкат Мирзиёев посетил могилу председателя Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан Мусы Ерниязова, передает пресс-служба главы государства.

Председатель Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан, заместитель председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, Герой Узбекистана Муса Ерниязов скончался 31 июля. Покойный был погребен на кладбище «Шорша баба» в Нукусе. Президент отбыл в Нукус сегодня, 1 августа.

Фото: Пресс-служба президента

В честь покойного были прочитаны суры из Корана.

Муса-ога любил народ, был добросовестным и честным человеком. Я очень доверял ему, и душа была спокойна за Каракалпакстан. Он дорожил дружбой узбекского и каракалпакского народов, связанных языком, религией, общей судьбой и заботами. Мы начали большую работу по развитию Каракалпакстана, повышению благосостояния людей. И обязательно продолжим это дело, наши планы вместе с соратниками покойного, - сказал Шавкат Мирзиёев.

 

Глава государства отметил, что кладбище, где упокоен Муса Ерниязов, будет благоустроено.

Фото: Пресс-служба президента

Причиной смерти названа острая дыхательная и сердечно-сосудистая недостаточность, а также острый респираторный дистресс-синдрома.

Недавно Repost вспоминал главное из биографии Председателя Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан.

Также мы сообщали, что в Каракалпакстане началась подготовка к похоронам Мусы Ерниязова. 

Вопросы в связи с материальной помощью во время карантина: можно ли было их не допустить? Наконец и в Узбекистане был использован метод, применяемый во многих государствах для поддержки нуждающихся в период пандемии – раздача денежных средств непосредственно населению. Однако, эта благая инициатива стала причиной появления ряда вопросов. Согласно указу президента, была запланирована раздача нуждающимся семьям 200 млрд сумов в связи с праздником Курбан хайит, и 380 млрд сумов – для поддержки населения, оставшегося без доходов в период пандемии. Выдача обоих видов материальной помощи была предусмотрена в форме наличных денег. Конечно, это немалые средства. Социальная поддержка населения, оказавшегося в сложной экономической ситуации, была ожидаемой и уместной. Но... в социальных сетях появились посты о том, что где-то выдали мало денег, но заставили расписаться за большую сумму, в конверте оказалось меньше денег, чем было написано, или о том, как председатели махалли торгуются с населением без зазрения совести. Почему же у нас постоянно хотят как лучше, а получается, как всегда? Почему всё начинается с благих намерений, а при фактической реализации надлежащих мер всплывает целый ряд недостатков?  Почему при решении важных вопросов не стараются найти новый, современный подход? По этому поводу есть ряд соображений: 1.    Прежде всего, с самого начала не объявили точные критерии для претендентов на эти деньги, или объявленные критерии были настолько абстрактными и расплывчатыми, что на получение этой помощи могут рассчитывать очень многие. В целом, прошло столько времени, но пока у нас не сформировано конкретное понятие бедности. Все интерпретируют его по-своему. 2.    Денежные суммы, выделяемые семьям, разнились, и это вызвало своеобразное неравенство. В начале объявили, что на каждого члена семьи будут выделять по 220 тысяч сумов. Но почему-то по телевидению стали говорить, что всем выдадут по 1 млн сумов. Естественно, возникли вопросы, почему не 880 тысяч или 1,1 млн сумов, а именно 1 миллион? Кроме того, если в каком-то регионе кому-то выделят 1 млн сумов, то это со скоростью молнии дойдёт до нуждающихся из противоположного уголка республики, и они, конечно же, будут ожидать такую же сумму. Теперь даже если им дадут по 900 тысяч сумов, это их не удовлетворит, и они по-своему правы – ведь они тоже граждане этого государства, и тоже нуждающиеся. 3.    Выдача денег наличными стала большой ошибкой. Издревле известно, что люди по своей природе любят «разевать рот на чужой каравай» и всевозможными способами урвать свою «долю». Поэтому остаётся загадкой, что мешало перевести деньги на пластиковую карту каждой семье по списку нуждающихся каждого района, и вообще не вмешивать сюда махаллю. Если же раздача денег через институт махалли является настолько важным действом, то надо было вывесить на двери каждой махалли списки и указать, кому и сколько будет выдано, и при переводе этих средств на пластиковые карты не возникло бы таких сомнений. 4.    Если авторитет института махалли изрядно подорвался ещё при назначении «детских денег», «материальной помощи», то на этот раз он столкнулся с настоящим испытанием, и сразу же, как и ожидалось, «попал под раздачу». С одной стороны, это можно понять: никто не знает всех нуждающихся так хорошо, как они. Но именно махалля превратилась в первую мишень недовольных граждан. Потому что жители получали деньги у них, и, естественно, что им же и будут предъявлять претензии. Конечно, в этой несправедливости, то есть в присвоении средств, предназначенных для нуждающихся, было бы наивно обвинять одну лишь только махаллю. Нужно искать корень проблемы гораздо глубже. 5.    В каждом пятом случае, то есть, частично к этому беспорядку причастны и отдельные категории граждан. Постоянные иждивенцы (то есть, здоровые разгильдяи, которые ещё до пандемии увиливали от работы, зато с пеной у рта выпрашивали материальную помощь) договорились с махаллёй, сыграли роль временно нуждающихся, а доход поделили пополам. К сожалению, случилось и такое. Особенно неприятно было наблюдать за действиями людей, которые собрались и поднимали крик, хотя по их внешнему виду даже отдалённо не напоминали нуждающихся. Конечно же, большая часть выделенных средств попала в руки к своим владельцам, и это очень радует. Но несправедливость по отношению к меньшинству затмевает радость большинства. Пандемия ещё продолжается, и, с большой вероятностью, такие меры будут приняты ещё не раз. Поэтому, нужно изучить каждый шаг в этом направлении, и обязательно проанализировать возможные последствия и риски. Самое главное, чтобы благие намерения служили добру. Аброр Зохидов перевод: Вадим Султанов, Анастасия Ткачёва Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.
В Андижане парикмахерские, гостиницы и такси возобновили работу 3 750 предприятий возобновили работу. 4 мая хоким Андижанской области Шухратбек Абдурахманов на селекторном совещании сообщил о восстановлении 3 750 предприятий. Разрешение на работу получили следующие организации: — более 4 700 лицензированных транспортных средств 82 компаний с соблюдением санитарных норм и правил; — 3 643 парикмахерских и салонов красоты под надзором сотрудников Центра санитарно-эпидемиологического надзора и налоговых органов; — 25 гостиниц с привлечением санитарных врачей, ежедневного медицинского осмотра гостей и дезинфекцией помещений. Согласно указанию главного государственного санитарного врача, ограничивается деятельность 1 096 субъектов предпринимательства до принятия отдельного решения Специальной республиканской комиссии. В частности, 459 предприятий общественного питания, 115 банкетных залов, 426 крупных компаний общественного транспорта, 24 негосударственных учебных центров, 72 рынков и торговых центров.

Написать комментарий